мой волшебный мир кулинарии и творчества (laura_mz) wrote,
мой волшебный мир кулинарии и творчества
laura_mz

Categories:

Живопись. Новая Пинакотека. Мюнхен

Автор - Арина812. Это цитата этого сообщения
Моё. Новая Пинакотека. Мюнхен.

PC099015 (525x700, 105Kb)
Мюнхен,Новая Пинакотека, Ван Гог, Ваза с двенадцатью подсолнухами. Арль, август 1888. Холст, масло, 91х72. Это третий вариант: зелёно-голубой фон. Серия картин с изображением подсолнухов стала одним из самых знаменитых произведений художника. Подсолнухи стали, своего рода, символом живописи Ван Гога. Первоначально Ван Гог писал подсолнухи с целью украсить свой дом в Арле к приезду своего друга Поля Гогена. "Небесный свод - восхитительного голубого цвета. Солнечные лучи - бледно-желтые. Это мягкое, волшебное сочетание небесной лазури и желтых тонов с картин Вермеера Делфтского... Мне не удается написать нечто столь же прекрасное..." «Думаю, ты знаешь, что пеон - любимый цветок Жаннина, мальва принадлежит Квоту, а подсолнух – в некотором смысле – мой»....писал Ван Гог в письме к брату Тео (1889). Художник писал подсолнухи одиннадцать раз. Ван Гог подписывал свои картины одним именем: Винсент.

PC099020 (700x525, 105Kb)

Нюэнен, июль 1884 Холст, масло. 68,5 см х 93 см Ткач. Первое, чем Винсент занялся в Нюэнене, была серия ткачей - десять полотен и четырнадцать рисунков и акварелей. Художник чувствовал себя в долгу перед ткачами. «Впрочем, - добавлял он, - покамест мне еще не нужно писать ткачей, хотя я, вне всякого сомнения, рано или поздно возьмусь за них». И теперь взялся. Переполненный эмоциями пространства и простора, он, по контрасту, мог в полной мере ощутить трагедию замкнутости, тесной клетки, куда засажен ткач - покорный пленник станка.
Изображая одинокого работника в его каморке с глинобитным полом и низким потолком, куда свет проникает через маленькое окно, падал сбоку, освещая челнок, белую ткань и руки ткача, Ван Гог стремился передать это трагическое состояние пожизненной заточенности - не «психологией» самого работника (он работает спокойно, сосредоточенно и буднично), а ощущением сжатого пространства, тенью и светом. Свет из окна - как слабый проблеск недосягаемого просторного мира. Иногда в окне виднеется старая башенная церковь на крестьянском кладбище - напоминание о вечности, единственное обещание покоя человеку в клетке.
И еще - станок: овеществленная судьба ткача, его клетка, его западня. Ткацкий станок Винсент тщательно зарисовывал, найдя для этой цели старинный дубовый стан с вырезанной датой - 1730 год. Как истый голландец, он был неравнодушен к деревянным сооружениям - мельницам, подъемным мостам, шлюзам, инструментам; такие вещи он рисовать любил, знал в них толк и всегда изображал, отдавая полный отчет в их устройстве и механизме действия, с точностью почти педантической. Они для него полумеханизмы, полусущества. Ткацкий станок - безжалостное существо. Он корчит рожи, гримасничает. В его палках, подставках, навесах чудятся подобия вытаращенных глаз, оскаленных зубов, разинутых ртов. Станок так же по-своему живой, как все становится живым под кистью Ван Гога.
Вещи говорили с ним - не только природа. Он вглядывался в неодушевленную вещь, ловя возникающие ассоциации, пока она не начинала казаться неким организмом. Он не любил ровных поверхностей, прямых линий, симметрии - того, что не в состоянии напомнить об органической жизни. Новый ткацкий станок его не интересовал: интересен старый, захватанный руками до лоска, с погнутыми стертыми перекладинами, станок цвета времени, местами рыжий, местами черный, отливающий черно-плесенной зеленью, как скользкое брюхо какого-нибудь морского зверя.

PC099016 (700x525, 117Kb)

Равнина близ Овера (1890), а по английски это звучит вот так "Plain near Auvers" (1890). Никакой информации не могу найти по поводу этой картины. Очень хочется. Она вообще почему-то в интернете значится как "Старое кладбище в Нюэнене" (?) Очень странно.


PC099018 (700x525, 49Kb)

Поль Гоген. Рождение Христа Сына Божьего (Te tamari no atua). 1896. 96 x 128 см. Холст, масло.
В ноябре 1896 года Гоген сообщал Даниелю де Монфрейду: Вскоре я стану отцом полу желтого ребенка - моя прелестная Дульцинея решила наконец произвести на свет. 1 декабря юная Пахра или точнее Пауура, его вторая таитянская жена, родила дочь, прожившую только десять дней. С рождением и смертью младенца связано появление двух полотен: Младенец и Рождество, Новая Пинакотека, Мюнхен. Работа над ними велась, по всей видимости, одновременно. Можно, однако, предположить, что (название переводят то как Рождество, то как Дитя Бога) было начато раньше. Источником послужила знаменитая. Мюнхенскую картину предваряли натурные зарисовки рук и тела Пахры, что также может служить аргументом в пользу бо­лее раннего ее появления. Таково мнение Ричард раздвинул даже границы исполнения мюнхенской картины до 1895 - 1896. Резонно полагать, что две работы не могли быть написаны за несколько дней. Гоген мог начать вскоре после появления в его доме, что произошло в начале 1896 года, ведь именно она изображена на этом холсте. По-видимому, вначале обе вариации Рождества замышлялись в ином эмоциональном ключе и подверглись переработке в середине декабря, после смерти младенца.

Мюнхенский вариант отличается значительно большими размерами, однако обе картины равноправны: трактуя один сюжет, они исходят из различных композиционных предпосылок. В мюнхенской картине роженица занимает весь передний план, в эрмитажной - отодвинута так далеко вглубь, что даже не сразу замечается.

Прием рассмотрения одного и того же сюжета с двух диаметрально противоположных точек зрения мог быть подсказан Гогену Джеромом. В Салоне 1884 года демонстрировалась его Продажа невольницы (Эрмитаж), и тогда же был создан ее вариант, хранящийся теперь в Художественном музее Балтимора.

Главное место в композиции отдано фигурирующим и в Те tamari по atua таитянке с мертвым младенцем и ангелу Смерти, в отличие от ангела Благовещения, появляющемуся в траурных одеждах. Эта группа повторена с небольшими изменениями на втором плане мюнхенской картины. Нимб, лишь угадывающийся в эрмитажной композиции, четко обозначен вокруг головы младенца в Те tamari по atua. При этом в лицах сидящей женщины с мертвым ребенком на коленях и роженицы много общего, только последняя моложе, хотя и выглядит изможденной. Для фона обоих полотен Гоген воспользовался фотографией с картины Вассара Внутренний вид хлева (1837) из коллекции Г. Ароза.
PC099026 (700x525, 118Kb)

Ансельм Фейербах (1829-1880) Медея перед её отъездом в изгнание. (1870) Холст, масло 198,0 х 395,5 см Приобретенной в 1879 году королем Людвигом II.

Медея была дочерью колхидского царя Ээта и океаниды Идии, внучкой бога Гелиоса, племянницей Цирцеи (либо дочерью Ээта и Клитии), волшебницей, а также жрицей (или даже дочерью) Гекаты.

Полюбив предводителя аргонавтов Ясона, она с помощью волшебного зелья помогла ему завладеть золотым руном и выдержать испытания, которым его подверг её отец. Вначале Ясон должен был вспахать поле упряжкой огнедыщащих волов и засеять его зубами дракона, которые выросли в армию воинов. Предупрежденный Медеей, Ясон бросил в толпу камень, и воины начали убивать друг друга. Затем Медея с помощью своих трав усыпила дракона, охранявшего руно, и её возлюбленный, таким образом, смог его похитить. (Некоторые версии мифа утверждают, что Медея влюбилась в Ясона только благодаря прямому приказу Геры Афродите — богиня хотела, чтобы герою, которому она покровительствовала, кто-нибудь помог добыть руно). Пиндар называет её спасительницей аргонавтов.

После похищения руна Медея бежала с Ясоном и аргонавтами и взяла с собой своего младшего брата Апсирта; Когда корабль отца начал настигать «Арго», Медея убила брата, и расчленила его тело на несколько кусков, побросав их в воду — она знала, что Ээту придется задержать судно, чтобы подобрать остатки тела сына. (другой вариант: Апсирт не бежал с Медеей, а возглавил колхов, гнавшихся за аргонавтами. Колдунья заманила брата в ловушку, и Ясон убил его.)

Излечила аргонавта Аталанту, которая была серьёзно ранена. На борту корабля вышла замуж за Ясона, так как феаки требовали выдать беглянку, если только она ещё не стала его супругой. Затем судно сделало остановку на острове тетки Медеи Цирцеи, которая провела обряд их очищения от греха убийства. Напророчила Евфему, кормчему «Арго», что однажды в его руках окажется власть над Ливией — предсказание осуществилось через Батта, его потомка. В Италии Медея научила марсов заклинаниям и лекарствам от змей.

Затем корабль попытался причалить к острову Крит, который охранялся бронзовым человеком по имени Талос. У него была одна-единственная вена, которая проходила от лодыжки до шеи и затыкалась бронзовым гвоздем. По Аполлодору, аргонавты убили его так: Медея опоила Талоса травами, и внушила ему, что сделает его бессмертным, но для этого ей надо вынуть гвоздь. Она его вынула, весь ихор вытек, и гигант умер. Вариант — Талоса убил из лука Пеант, другая версия — Медея свела Талоса с ума волшебством, и он сам выдернул гвоздь. Таким образом, корабль наконец смог причалить.

Когда аргонавты наконец добрались до Иолка, ради трона которого Ясон добывал золотое руно, там все ещё правил его дядя Пелий. Он отказался уступить племяннику власть. Дочери Пелия, обманутые Медеей, убили своего отца. Обман был такой: волшебница сказала царевнам, что они могут превратить старика в молодого человека, если разрежут его и бросят в кипящий котел (и продемонстрировала им это, зарезав и воскресив козла). Они поверили ей, убили своего отца и разрезали его, но Пелия Медея воскрешать, в отличие от демонстрационного козленка, уже не стала.

Овидий подробно описывает, как она готовила зелье для Эсона, которому всё же вернула молодость. По просьбе Диониса вернула молодость его кормилицам. По версии, вернула молодость также Ясону. Согласно рационалистическому истолкованию мифа, Медея изобрела краску для волос, что омолаживало стариков.

После убийства Пелия Ясон и Медея были вынуждены сбежать в Коринф.

Дальше у мифа существует несколько версий.

В Коринфе она прекратила голод, принеся жертвы Деметре и лемнийским нимфам, её полюбил Зевс, но она отвергла его, за что Гера обещала бессмертие её детям, которых коринфяне почитали как миксобарбаров (полуварваров). Феопомп рассказывал о любви Медеи и Сисифа. Согласно поэме Евмела, Ясон и Медея царствовали в Коринфе. Когда у Медеи рождались дети, она скрывала их в святилище Геры, думая сделать их бессмертными. Она была изобличена Ясоном, тот уехал в Иолк, и Медея удалилась, передав власть Сисифу. По Еврипиду и Сенеке, она убила своих двоих детей, которых они не называют по имени.

Согласно одному из подвариантов (историку Дидиму), царь Коринфа Креонт решил выдать за Ясона свою дочь Главку (вариант: Креусу) и убедил его оставить Медею. В свою очередь, Медея отравила Креонта, и сбежала из города, но своих детей захватить с собой не смогла, и они были из мести убиты коринфянами.

Согласно более распространённому варианту, Ясон сам захотел жениться на Главке. Брошенная Медея пропитала волшебными травами роскошный пеплос и послала отравленный подарок сопернице. Когда царевна надела его, платье немедленно вспыхнуло, и Главка сгорела заживо вместе с отцом, который пытался её спасти. Затем Медея собственноручно убила своих сыновей от Ясона (Мермера и Ферета) и скрылась на посланной её дедом Гелиосом (или Гекатой) крылатой колеснице, запряжённой драконами.

Этот сюжет был популяризирован Еврипидом: драматург внес психологическую мотивацию в убийство Медеей своих детей, показав, что она не была ни варваром, ни сумасшедшей, а совершила этот поступок, потому что это было лучшим способом причинить Ясону боль. (Современные писателю злые языки утверждали, что Еврипид приписал убийство мальчиков их матери, а не коринфянам, как было раньше, за огромную взятку в 5 талантов, нацеленную на очищение доброго имени города).

Сбежав от Ясона, Медея направилась в Фивы, где она исцелила Геракла (также бывшего аргонавта) от безумия после убийства им детей. В благодарность герой разрешил ей остаться в городе, но разъяренные фиване против его воли изгнали волшебницу и убийцу из своих стен.

Затем Медея оказалась в Афинах и стала женой царя Эгея. В Афинах она была привлечена к суду Гиппотом, сыном Креонта из Коринфа, и оправдана. Она родила Эгею сына Меда.

Их семейная идиллия была разрушена появлением Тесея — наследника царя, зачатого им втайне и выросшего в Трезене. Тесей приехал к отцу инкогнито, и тот не знал, кем ему приходится юноша. Медея, почувствовав угрозу наследия своему сыну, убедила Эгея убить гостя. Царь угостил Тесея кубком с отравленным вином, но прежде чем гость успел поднести его к губам, Эгей увидел у него на поясе свой меч, который он оставил матери Тесея для своего первенца. Он выбил кубок с ядом из рук сына. Медея вместе с сыном Медом скрылась из Афин прежде, чем начались неприятности.

Затем Медея вернулась на родину, в Колхиду (либо изгнана из Афин некоей жрицей Артемиды, уличенная как колдунья), на упряжке драконов. По пути она освободила город Абсориду от змей.

На родине она обнаружила, что её отец свергнут своим братом Персом, захватившим власть. Волшебница быстро устраняет эту несправедливость, убив родного дядю-убийцу руками своего сына Меда, и восстанавливает царство своего отца во главе с Медом. Затем Мед впоследствии завоевывает значительную часть Азии. (Вариант: Мед погиб в походе против индов, Медея убивает Перса сама и возвращает на престол своего отца Ээта).

По другому рассказу, уличенная в злоумышлении против Тесея, она бежала из Афин и с сыном Медом явилась в страну Ария, дав название её жителям — меды. По Гелланику, этого сына (от Ясона) звали Поликсен.

По некоторым данным она царствовала в Мидии вместе с Ясоном и ввела ношение одежды, закрывающей тело и лицо.

Некоторые легенды рассказывают о том, что на Островах Блаженных Медея вышла замуж за Ахилла (эту версию упоминали Ивик), Симонид и схолиаст Аполлония). Другие повествуют о том, что богиня Гера наделила Медею даром бессмертия за то, что она сопротивлялась ухаживаниям Зевса.

Жрец в Сикионе, принося жертвы ветрам над четырьмя ямами, произносил заклинания Медеи. Её стал почитать богиней Гесиод.


PC099027 (700x525, 44Kb)

Арнольд Беклин (1827-1901) Игра в волнах (1883) Масло кавы, 180,0 х 238,0 см. Приобретенный в 1888 году как частное пожертвование

PC099066 (700x525, 55Kb)
Художник Вильгельм Александр Вольфганг фон Кобелль (1766-1853) Осада Козеля (1808)
Осада проходила в 1807г.Город отказался капитулировать и 24-го января началась осада. В результате различных событий осада вылилась в блокаду. Осаждённые в связи с волнениями внутри гарнизона в июне решили сдаться 18-го июня. С условием,что им до 16-го не придёт помощь, но уже 8-го июня был заключён Тильзитский мир,по которому Козель остался в составе Пруссии.
На картине изображен момент произошедший 15-го марта 1807г , когда принц Людвиг Баварский осматривал осаждённый город.Рядом с ним (в шубе)генерал-адьютант Фрохберг и капитан Карл фон Бебенбург из полка Minucci. Так же рядом артиллерийский офицер и фельдегерь. Эскорт из драгун Minucci.
Полотно написано в 1808г и является хорошим историческим источником.

PC099075 (525x700, 80Kb)

Иоганн Фридрих Овербек (1789-1869) Виттория Кальдони да Альбано. (1821) Холст, масло, 89,5 х 65,8 см. Приобретенный в 1821 году. Зал 5.
Известная римская натурщица Виттория Кальдони позировала художнику в костюме итальянской крестьянки.
Виттория Кальдони родилась 6 марта 1805 года в беднейшей семье крестьянина - виноградаря. Ей было 12 лет, когда её увидел Кестнер - и в тот же день он познакомил Витторию с женой немецкого посла в Италии графиней фон Реден.
Очарованная красотой, скромностью и врожденным благородством девочки, графиня фон Реден, пригласила её к себе в качестве камеристки - но, однажды появившись в салоне графини во время музыкального вечера, юная Виттория произвела такое впечатление на собравшихся там многочисленных художников и скульпторов, что графине пришлось просить родителей своей маленькой протеже позволить девочке работать натурщицей. Соблазненные обещанными графиней огромными для нищей многодетной семьи деньгами, родители Виттории согласились. Впрочем, опасаться им было нечего - графиня фон Реден была женщиной не только образованной и благородной, но и вполне благонравной Она выделила своей юной воспитаннице отдельную комнату в своем огромном доме в Риме, научила крестьяночку читать и писать - а что касается художников, то, прежде чем рисовать Витторию, они должны были получить обязательное разрешение у жены посла. Прежде всего, это, конечно же, были немецкие художники - молодые романтики. "У нас у всех открыты глаза, - говорили они, - но кисти и краски наши бессильны выразить эту необычную красоту!" Кестнер, нашедший эту Галатею,писал в письме к Гёте:" Её красота совершенна, такая была только, по-видимому, на заре человечества..." Виттория воплощала собой идеал эпохи - классицизм и романтизм находили в ней достойнейшую модель. Молодые люди просто теряли голову от восхищения и влюбленности - но Виттория оставалась недоступной, отстранённой - хотя и очень кроткой, улыбчивой и доброжелательной девушкой. Графиня фон Реден вместе с Кестнером купили её семье просторный дом, и Виттория время от времени наведывалась туда, помочь матери по хозяйству. Живя же в доме графини, она никуда почти не выходила. Она всегда была уверена в том, что красота ей подарена Богом, и никакой её заслуги в том нет - и замуж выходить совсем не торопилась, серьёзно относясь и к любви, и к браку. Не ответила она и на чувства Кестнера, влюбившегося в найденную им прекрасную жемчужину, как Пигмалион в Галатею.
"...Чудный праздник летит из лица ее навстречу всем. И, повстречав ее, останавливаются как вкопанные и щеголь с цветком за шляпой, издавши невольное восклицание; и англичанин в гороховом макинтоше, показав вопросительный знак на неподвижном лице своем; и художник с вандиковской бородкой, долее всех остановившийся на одном месте, подумывая: «То-то была бы чудная модель для Дианы, гордой Юноны, соблазнительных Граций и всех женщин, какие только передавались на полотно!» — и дерзновенно думая в то же время: то-то был бы рай, если б такое диво украсило навсегда смиренную его мастерскую!"..Это Гоголь. Но Виттория не всегда и не всем соглашалась позировать, хотя рисовать и лепить красавицу мечтали самые знаменитые художники и скульпторы Европы. Позировать обнаженной она также отказывалась наотрез - этим и объясняется тот факт, что знаменитый Карл Брюллов, которому полуобнаженными позировали и знатные дамы, рисовал эту неприступную богиню только один раз. Все женские образы на его картине "Последний день Помпеи" прекрасны,и среди них есть совсем юная девушка в голубом покрывале - именно для неё позировала Виттория. Именно о ней писал Гоголь в своей статье о картине Брюллова:
"...Ее глаза, светлые как звезды, ее дышащая негою и силою грудь обещают роскошь блаженства. И эта прекрасная, этот венец творения, идеал земли, должна погибнуть в общей гибели наряду с последним презренным творением, которое недостойно было и ползать у ног ее. Слезы, испуг, рыдание — всё в ней прекрасно..."
И - снова Гоголь,его "Рим":
"...Она была в сияющем альбанском наряде в ряду двух других тоже прекрасных женщин, которые были пред ней как ночь пред днем. Это было чудо в высшей степени. Всё должно было померкнуть пред этим блеском. Глядя на нее, становилось ясно, почему итальянские поэты и сравнивают красавиц с солнцем. Это именно было солнце, полная красота! Всё, что рассыпалось и блистает поодиночке в красавицах мира, всё это собралось сюда вместе. Взглянувши на грудь и бюст ее, уже становилось очевидно, чего недостает в груди и бюстах прочих красавиц. Пред ее густыми блистающими волосами показались бы жидкими и мутными все другие волосы. Ее руки были для того, чтобы всякого обратить в художника,-- как художник, глядел бы он на них вечно, не смея дохнуть. Пред ее ногами показались бы щепками ноги англичанок, немок, француженок и женщин всех других наций; одни только древние ваятели удержали высокую идею красоты их в своих статуях. Это была красота полная, созданная для того, чтобы всех равно ослепить. Тут не нужно было иметь какой-нибудь особенный вкус; тут все вкусы должны были сойтиться, все должны были повергнуться ниц; и верующий и неверующий упали бы пред ней, как пред внезапным появленьем божества.. Он видел, как весь народ, сколько его там ни было, загляделся на нее, как женщины выразили невольное изумленье на своих лицах, смешанное с наслажденьем, и повторяли: "О, Bella!", как всё, что ни было, казалось, превратилось в художника и смотрело пристально на одну ее.
Влюблённый в Викторию Юлиус фон Каролсфельд делал с неё рисунок за рисунком,и безупречность карандашных линий придавала модели нежную чистоту. Один из этих рисунков был показан Кёстнером Гёте - литография очень напоминала гётевскую Маргариту. Не менее прекрасные портреты Виктории создал талантливый Франц-Людвиг Катель: Не обошли вниманием красавицу и скульпторы.
Это прежде всего Рудольф Шадов: И,конечно же, великий Торвальдсен:А также земляк Виктории итальянец Тенерани: И написаны два портрета Виктории работы знаменитейших художников того времени -Ф.-К. Винтерхальтера и Ораса Верне: Увидев портрет Виктории работы Верне, Оноре де Бальзак пишет свой "Неизвестный шедевр",воспевающий идеальную красоту: "Но где же найти ее живой, - сказал он,прерывая сам себя, - эту необретаемую Венеру древних? Мы так жадно ищем ее,но едва находим лишь разрозненные частицы ее красоты! Ах, чтобы увидать на одно мгновение, только один раз, божественно-прекрасную натуру, совершенство красоты, одним словом - идеал, я отдал бы все свое состояние. Я отправилсябы за тобой в загробный мир, о небесная красота! Как Орфей, я сошел бы в ад искусства, чтобы привести оттуда жизнь..."
А сам Верне пишет об этом портрете: "Мгновенье мгновенья я всё же схватил!"
«Девушка из Альбано» фигурирует в трудах по эстетике Н.Г.Чернышевского, как доказательство того, что действительность превосходит своей красотой искусство. Кестнер же,отчаявшийся дожидаться, когда Виттория ответит наконец на его чувства, всё реже и реже посещает её дом, находя в своей Галатее какие-то странные изменения. А ничего странного не было - произошло то, что должно было произойти - красавица встретила свою любовь. ...Среди художников, восхищавшихся античной красотой Виттории, появились два молодых человека из далёкой России - Александр Иванов и Григорий Лапченко. И именно последнему - бывшему крепостному графа Воронцова, отправленному самим графом учиться живописи в Италию,- и отдала Виттория свою руку и сердце - на всю оставшуюся долгую и непростую жизнь.
Александру Иванову нравилась Виттория как личность, он, как художник, восхищался её красотой - но он опасался, что влюблённый друг забросит занятия живописью. И напрасно. Именно любовь вдохновила Лапченко на создание настоящего шедевра - картины "Сусанна и старцы": Снова Гоголь: "Никакой гибкой пантере не сравниться с ней в быстроте, силе и гордости движений. Все в ней венец созданья, от плеч до античной дышащей ноги и до последнего пальчика на ее ноге..." И - Иванов: "Лапченко покажет свою "Сусанну" - вы увидите портрет самой красивой женщины в Италии!" Так нарисовать Викторию, как Лапченко, не смог никто...
Иванов тоже несколько раз рисовал красавицу. Но лучезарность её облика и силу её характера веикому художнику передать не удалось. А сила характера была немалая. Виттория отстояла своё право после заключения брака с православным оставаться в своей - католической - вере, она поехала с сильно заболевшим и почти ослепшим Лапченко в далёкую и холодную Россию, до этого приложив все усилия, чтобы вылечить мужа (они поженились 29 сентября 1839 года), она оставила своих близких и прекрасно поставленный ею же дом и быт, друзей, многочисленные знакомства и поклонение художников. Впрочем, позировать она больше не собиралась.
В России семью Лапченко встретили приветливо. Здоровье и зрение художника улучшились с первых же шагов по родной земле. Граф Воронцов тут же дал ему должность управляющего в одном из своих поместий в Крыму, где в 1841 году родился их единственный сын Сергей. В.А.Жуковский выхлопотал для художника достаточно большую пенсию; картину Лапченко "Девушка с хлебной корзиной" приобрёл для себя Великий Князь Александр Николаевич. Во всём помогал Лапченко Воронцов и по мере возможности - Иванов. Позднее семья переехала в Ревель, но южанка Виттория плохо переносила холодный климат, и следующим местом их пребывания стал Киев, а затем - Одесса. Несколько раз супруги выезжали в Европу. Последний из известных нам портретов прекрасной итальянки был написан Анной-Сусанной Фриз в 1850-м году в Цюрихе - 45-летняя Виктория всё ещё красива, лицо её дышит спокойствием и благородством. Но жизнь шла к закату. В 1853 году умер Кестнер, в 1856 -м - Иванов. Сын Лапченко женился, семья росла, родились правнуки. Вместе с сыном Григорий и Виктория выехали сначала в Латвию, где Сергей работал преподавателем в Лицее, и в 1870 м году окончательно переехали в Петербург. В 1876 году Виттория овдовела. В Италии она никогда больше не была, никаких сведений о её дальнейшей жизни не сохранилось.
Дата её смерти неизвестна, и это - Знак Судьбы. Ведь настоящие шедевры Красоты и Гармонии - бессмертны...


PC099063 (525x700, 72Kb)

Жак Луи́ Дави́д (фр. Jacques-Louis David; 30 августа 1748, Париж — 29 декабря 1825, Брюссель) — французский художник, основоположник французского неоклассицизма. Портрет маркизы Контесса де Сорси Анна-Мари Фелюсьен. 1790.



PC099071 (525x700, 42Kb)

Рудольф (Ридольфо) Шадов (1786-1822) "Нимфа, надевающая себе на ноги сандалии",(1817) Мрамор, 118,5 х 50 х 65 см. Приобретена в 1817 году. Зал 5

В натуральную величину скульптура "Нимфа, надевающая себе на ноги сандалии" является точной копией скульптуры , которую Шадов выполнил для наследного принца Людвига Баварского. Оригинал был выполнен в 1813 года. Скульптура изображает молодую девушку, которая села на каменный блок, чтобы завязать сандалию на правой ноге. На ней только полотно, обернутое вокруг талии. Это ещё ребёнок, несколько худощавый. Очень задумчивый взгляд девушки. Кажется, что у девушки уже есть представление о взрослой жизни, что находит свое отражение в несколько меланхоличном выражении характера. Это делает скульптуру привлекательной. Шадов был вынужден создать в общей сложности семь копий работ.
PC099046 (700x525, 55Kb)

Генрих Бюркель (1802-1869) Тропический дождь в Партенкирхен (1838 г.) Холст, масло, 44,5 х 61,0 см. В 1838 году приобретена королем Людвигом I. Зал 10А.
Картина Бюркель "Тропический дождь в Партенкирхен» имеет четкую реалистический характер и сильное чувство момента. Буря только началась, и проливные дожди поливает людей и животных. Желоба из фермерских домов переполнены, а улицы превращаются в грязь и болото. Поток воды превращается в реку, ветви деревьев сорваны. Бюркель делает видимым непосредственность сцены: серое небо характеризует сильный шторм. Однако скоро шторм утихнет и будет ясно, как это характерно в предгорьях Альп. Брызги дождя и туманным воздухом предвещает возвращение солнца.

PC099047 (700x525, 50Kb)


PC099042 (525x700, 76Kb)

Мориц фон Швинд (нем. Moritz Ludwig von Schwind, 21 января 1804, Вена — 8 февраля 1871, Нидерпёккинг) — австрийский художник и график. Симфония (1852) Холст, масло, 166x98. Зал 10. Приобретено в 1878 году.
Картина "Симфония", размещена на нескольких уровнях. Она была задумана как настенное украшение для музыкальной комнаты. В богатом обрамлении четырех частей последовательно изображены, история любви молодого человека к певице. Ниже их первой встречи во время концерта изображен дом; выше, при повторной встречи, прогулка в лесу, и выше, показана сцена где он признаётся в своей любви во время костюмированного бала. История доведена до медового месяца. Четыре сцены кроме того, связаны с четырьмя движениями Пьнсы Бетховена для фортепиано, хора и оркестра до мажор, выполнение которых изображено на нижней панели. Отдельные сцены архитектурно оформлены, и все сцены разделены на различные зоны с помощью декоративных гротескных элементов.


PC099043 (525x700, 66Kb)

Фердинанд Георг Вальдмюллер (1793-1865)Молодая крестьянка с тремя детьми в окошке (1840) Холст, масло, 84,6 х 67,5 см. Приобретена в 1959 году. Зал 10.

Самый неутомимый австрийский художник!
Именно так величали Фердинанда Вальдмюллера и те, кто восхищался им, и те, кто откровенно ему завидовал, в Академии художеств Вены. Он создал более 1200 живописных полотен, оставил нам грандиозное собрание рисунков, эскизов.

Основной целью своего творчества Фердинанд Вальдмюллер считал «писать людей, жизнь, природу так, как было» - абсолютно академический, сухой постулат. Но на его полотнах создан удивительный мир, пронзённый солнечным светом, гуманный, с искренней доброжелательностью к простым, привычным моментам каждодневной жизни, неприметной в своей обыденности.


PC099048 (700x525, 63Kb)/ahttp://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/7/97/317/97317096_PC099048.JPG

Карл Верне (1758-1836) Возвращение с охоты (1828) Холст, 111 х 145 см Приобретено в 2003 году.
Верне, Шарль (Карл) . Сын Ж.Верне, родился в Бордо 14 августа 1758. Учился в основном у отца. Плодотворно работал как литограф, создавая в молодости карикатуры на модников и модниц времен директории. Позднее стал живописцем-историографом наполеоновских компаний, работая во внешне эффектной, но в то же время академичной манере . Умер Ш.Верне в Париже 27 ноября 1836.

Серия сообщений "Vincent van Gogh":
Часть 1 - Живопись. Новая Пинакотека. Мюнхен

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Subscribe

  • Я вернулась с моей новой бижутерией, ура!

    Я вернулась с моей новой бижутерией, ура! Случился у меня такой большой перерыв, не могла никак добраться до компьютера несколько месяцев... Но без…

  • Пельмени с фаршем из индейки

    Иногда балую себя любимую пельмешками. Обычно беру фарш индейки смеси тёмного и белого мяса, лук, зелень. Тесто из делаю из смеси 3х разновидностей…

  • Сироп из молодых побегов ели

    Нашла информацию о том, что можно использовать в пищу молодые побеги хвойных деревьев. Их добавляют в салаты, можно сделать прохладительный напиток…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments